Введите номер документа
Ru
10:00 - 19:00
Рабочие дни:
Понедельник - Пятница
с 10:00 до 19:00
Суббота и Воскресенье
лаборатория не работает

Нефрит

Методические указания Нефрит

I. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ 3
1. Свойства нефрита 3
2. Области применения и технические требования к сырью 6
3. Размещение месторождений нефрита 8
4. Условия образования нефрита 9
II. ГЕОЛОГО-ПРОМЫШЛЕННЫЕ ТИПЫ  МЕСТОРОЖДЕНИЙ НЕФРИТА 11
1. Эндогенные месторождения 11
Геолого-промышленный тип — нефритовые жилы в контактовых зонах серпентинитов с алюмосиликатными породами 11
Геолого-промышленный тип — нефритовые жилы в метаморфических породах основного состава 30
2. Экзогенные месторождения 32
III. ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ПОИСКОЕ И ПОИСКОВЫЕ ПРИЗНАКИ МЕСТОРОЖДЕНИЙ НЕФРИТА 33
1. Геологические предпосылки поисков месторождений нефрита 33
Магматические предпосылки 33
Тектонические предпосылки 35
Литологические и метасоматические предпосылки 36
2. Поисковые признаки 38
IV. МЕТОДИКА ПОПУТНЫХ ПОИСКОВ И ПЕРСПЕКТИВНОЙ ОЦЕНКИ ПРОЯВЛЕНИЙ НЕФРИТА 39
1. Проектирование и проведение попутных поисков 39
2. Принципы перспективной оценки проявлений и площадей 42
Литература 44

1. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ

1. Свойства нефрита

Нефрит относится к ювелирно-поделочным камням 1 подтипа (Киевленко и др. 1974). Свое название он получил от греческого слова "nephzos", означающего ''почка", что связано с суеверным представлением древних о способности нефрита излечивать болезни почек.  Поделочный  нефрит — это плотный, вязкий скрытокристаллический спутанно-волокнистый агрегат моноклинного амфибола тремолит-актинолитового изоморфного ряда, отвечающего химической формуле Ca2(Mg,Fe)5 /Si4O11/ • (OH)2.

Содержание основных минералообразуюших компонентов в нефрите колеблется в следующих пределах (в весовых %): SiO — от 55,0 до 57,6; СаО — от 11,8 до 16,0; МgО — от 18,8 до 25,7. Почти всегда присутствуют FеО (0,1-5,0-8,0%); Fe2O3 и Аl2O3 (0,1-5,0%); Н2О — до 4,0% реже Na2O и К2O, содержание которых иногда достигает 2,0% (повышенные содержания указанных элементов отмечены в саянских нефритах). В качестве изоморфных примесей обычны: TiО — до 0,1%; СrO — 0,1-1,0%; MnO — 0,1-0,25%; NiO — 0,17%; СаО — до 0,1%.

Нефрит образует плотную массивную или сланцевую мономинеральную породу. Он имеет чешуйчатый полураковистый или занозистый излом, обладает жирным, иногда мерцающим блеском. Твердость нефрита 6,0-6,5 по Моосу, у разностей, содержащих тальк и серпентин, — до 5,5; удельный вес в зависимости от содержания железа колеблется от 2,8 (белый нефрит) до 3,3 (зеленый  нефрит). Цвет нефрита преимущественно зеленый разных тонов и оттенков (светло-зеленый, яблочно-зеленый, серовато- и голубовато-зеленый, травянисто-зеленый, изумрудно-зеленый, темно-зеленый, болотный, оливковый). Реже встречается белый нефрит (цвет свиного сала — белый непрозрачный, водянисто-белый просвечивающий, желтоватый), серый до черного (голубовато-серый, дымчатый с черными разводами).

Зеленый цвет нефрита обусловлен содержанием окислов железа, а также хрома. Другие цвета нефрита, видимо, вызываются наличием никеля и марганца.

На месторождениях СССР распространен преимущественно нефрит зеленого цвета (Восточный Саян), реже встречается

белый с дымчатым оттенком (Джидинский район Бурятской АССР). Нефрит различается и по рисунку окраски; наиболее часто встречаются "облачные", обусловленные тональными переходами цвета, значительно реже наблюдаются однотонные, полосчатые и пятнистые разности. В полированных пластинах выявляется своеобразный рисунок, оригинальный для каждого образца. Рисунок зависит от различия в интенсивности окраски, неравномерного распределения включений темноцветных минералов: магнетита и хромшпинелидов, постепенных переходов одного цвета в другой.

Нефрит характеризуется плотным однородным строением, что определяет его хорошую полируемость. Прочность нефрита очень высока. Он выдерживает сопротивление на раздавливание до 3600 кг/см и растяжение до 560 кг/см. Эти свойства нефрита обусловлены его микроструктурой, представленной по Е.Кальковскому /1906/ несколькими разновидностями: спутанно-волокнистой /нефритовой/, радиально-лучистой, сферолитовой, волнистой, пуховой, крупнозернистой /мозаичной/,

В настоящее время для нефрита Восточного Саяна принята петрографическая классификация структур по Ю.И.Половинкиной: нематобластовая центрическая на основном фоне фибробластовой, параллельно-волокнистая, фибробластовая /спутанно-волокнистая/, порфиробластовая сноповая с фибробластовой основной тканью и др. /И.С.Якшин, Р.С.Замалетдинов, А.Н.Сутурин, 1971/.

Под микроскопом видно, что нефрит состоит из переплетений агрегатов-пучков, каждый из которых содержит от одного до трех десятков тончайших волокон тремолита /актинолита/. Различить отдельные волокна можно лишь изредка; показатели преломления их составляют: Ng = 1,632; Np = l,609; Ng-Np = 0,022 /Колесник, 1966/. Из микровключений следует назвать широкопризматический тремолит, пироксен, диопсид, серпентин, тальк, хромшпинелиды, графит, фуксит, хлорит, асбест и рудные минералы. Суммарное содержание минералов-примесей колеблется от 0,5 до 15,0%. Нефрит нередко обнаруживает сходство с некоторыми зеленоцветными породами, которые  похожи на него не только по цвету, но и внешнему облику. К ним относятся спутанно-волокнистый серпентинит-бовенит /океанический жад/, жадеит /жадеитит/, спутанно-волокнистый агрегат диопсида-каркаро, гидрогроссулярит, гроссулярит/трансваальский жад/. Эти породы отличаются от нефрита по ряду макроскопических признаков, показанных в таблице 1.

Таблица 1.

Диагностические признаки зеленоцветных пород

Порода / основной минерал/

Минеральная группа

Твердость

Удельный вес

Блеск

Излом

Поведение перед паяльной трубкой

Отношение к кислотам

Нефрит /тремолит — актинолит/

Моноклинные амфиболы

5,5-6,5

2,90-3,32

Стеклянный

Неровный, занозистый

Сплавляется с трудом в стекло

Не растворяется в НСl

Жадеит /жадеит/

Моноклинные пироксены

6,5-7

3,24-3,43

-- « » --

-- « » --

Легко сплавляется в прозрачное стекло

Кислоты действуют после сплавления

Каркаро /диопсид/

-- « » --

5,5-6

3,22-3,38

-- « » --

-- « » --

Сплавляется с трудом  в стекло

Не растворяется в  НСl

Бовенит /серпентин

Серпентин — каолинита

2,5-4

2,50-2,65

Жирный восковидный,  стеклянный

Раковистый

С трудом оплавляется по краям, в закрытой трубке выделяется много воды

Разлагается: в НСl и H2SO4

Гроссулярит — "транс ваальский жад" /гроссуляр, гидрогроссуляр/

Граната

6,5-7,5

3,50-4,20

Стеклянный; жирный

Неровный

Сплавляется в стекло

Сплавленный шарик рас­творяется в НСl.

Гидрогроссуляр растворяется в НСl  без сплавления

2. Области применения и технические требования к сырью

Использование нефрита восходит к истокам зарождения цивилизации. Орудия труда и охоты из нефрита находят на многих неолитических стоянках в Азии, Европе и Америке. В Китае, Индии и Новой Зеландии нефрит служил священным камнем и символом власти.

Нефриту в древности приписывались многие лечебные свойства. Существовали поверья, что он излечивает почечные болезни, спасает от молнии, а прикосновение к хорошо отполированному предмету из нефрита приносит успокоение. В некоторых странах Океании нефрит использовали в качестве денег. По-видимому, со средних веков нефрит стал широко применяться в резных изделиях и украшениях. Во всем мире знамениты китайские резные изделия из нефрита: вазы, шкатулки, жертвенные чаши, фигурки богов, статуэтки и ювелирные изделия. Сейчас" нефрит пользуется не меньшей популярностью. Камнерезной промышленностью выпускаются различные изделия из нефрита: подставки, пепельницы, чернильные приборы, вставки в недорогие ювелирные украшения и др. Нефрит используется и как декоративно-поделочный материал, в частности, им инкрустируют мозаичные панно и украшают интерьеры.

Нефрит ценится за глубокий и ровный тон окраски, прочность и способность принимать зеркальную полировку. В соответствии с ОСТ—41-13-71, утвержденным Министерством геологии СССР нефрит различается по сортам; требования отраслевого стандарта /табл.2/ разработаны для месторождений Восточного Саяна, но могут применяться и для оценки камня других месторождений.

Таблица 2 (Стр. 06-07)

Требования промышленности к качеству ювелирно-поделочного сырья /по ОСТ-41-13-71/

Название камня

Типовая разновидность

Декоративные качества

Минимальные размеры камня /мм/

Сорт

1

2

3

4

5

Нефрит

Саянский

1. Цвет изумрудно-, темно-, яблочно- и травяно-зеленый, с зеленовато- и желтовато-белый

200х150х х150

I

Допускается неравномерность окраски, точечные включения посторонних минералов размером не более 1-2 мм на площади не более 20% поверхности камня

Нефрит

Саянский

2. Окраска в соответствии с п."1", а также желто-зеленая.

100x50x50

II

Допускается неравномерность окраски, включения посторонних минералов и мелкая трещиноватость на площади не более 30% поверхности камня

 

То же

То же

3. Качественная характеристика по п. "1".

50x30x30

III

Примечание: Размеры поперечного сечения куска камня не должны превышать 400x300мм

Выход сортовых разностей определяется путем распиловки добытого камня и колеблется в широких интервалах для разных месторождений: так, в Восточном Саяне на Оспинском месторождении он в среднем составляет 30,0%, а на Улан-Ходинском — 24,0%. Кондиционный материал этих месторождений относится в основном к 1 сорту.

Самыми большими дефектами нефрита являются трещиноватость и микросланцеватость. С ними связано развитие вторичных процессов, приводящих к окрашиванию нефрита вдоль трещин в темно-бурые и грязно-серые тона. Снижают ценность камня также включения талька, графита, карбонатов, хлорита и серпентина, образующие мутные пятна и препятствующие получению зеркальной полировки.

Оптовые цены на нефрит в сырье на мировом рынке в 1972г. составляли от 6,6 до 33 долларов за килограмм и выше. Лучшие разности светлого и яблочно-зеленого полупрозрачного нефрита оценивались в отдельные годы в 125-250 долларов за килограмм /Kehoe, 1957/.

3. Размещение месторождений нефрита

Месторождения нефрита известны во многих странах, наиболее крупными поставщиками этого камня на мировой рынок являются СССР, США и Канада,

В СССР месторождения и проявления нефрита известны в Восточной  Сибири и на Урале. Крупные аллювиальные россыпи, расположенные в Восточном Саяне в долинах рек Оиот, Китой и Урик, разрабатывались с середины XIX века. Первые коренные месторождения в этом районе открыты в конце XIX века. В настоящее время здесь выявлены крупные месторождения Улан-Ходинское, Горлыкгорское и Оспинское.

В последние годы (1973-74) работами экспедиций Всесоюзного шестого производственного объединения значительно расширена география месторождений нефрита. Обнаружены перспективные проявления нефрита в Западном Саяне (Куртушибинский гипербазитовый массив), Хамархудинское и Хохюртовское месторождение в Джидинском районе (Бурятская АССР), проявления в Восточно-Тувинском (массивы Бельдыкский и Билинский) и Каахемском (Ужепский массив) гипербазитовых поясах. Высококачественный зеленый  нефрит обнаружен на Полярном Урале.

На территории США месторождения нефрита обнаружены в штатах Монтана, Вашингтон, Аляска, Калифорния и Вайоминг. Запасы нефрита на самом большом из них — месторождении Лонг-Крик /штат Вайоминг/ в 1949 г. оценивались Коббом в 127 т. /Cobb, 1949/.

Месторождение нефрита в Британской Колумбии /Канада/ было оценено как "значительное" /Кеhое, 1957/ с выходом высококачественного полупрозрачного нефрита не более 10%.

Наиболее известными и, по-видимому, очень крупными были месторождения нефрита в Китае, разработка которых была начата почти три тысячи лет назад. Во втором столетии до нашей эры нефрит с этих месторождений появился в торговом обращении. В настоящее время коренные месторождения нефрита в континентальном Китае почти полностью отработаны /Barber, 1954/ и только с острова Тайвань некоторое количество нефрита продолжает поступать на мировой рынок.

4. Условия образования нефрита

Вопросы образования нефрита давно привлекали внимание исследователей, но до сих пор не могут считаться окончательно выясненными. В настоящее время наибольшим признанием пользуется гипотеза о метасоматическом генезисе нефрита, хотя на источник метаморфизующих растворов существуют различные точки зрения. Также не совсем ясен для некоторых месторождений состав материнских пород и нет единого мнения о способах образования волокнистой структуры нефрита.

Гипотеза о происхождении нефрита из серпентинитов под воздействием метасоматических процессов на границе еще горячего гипербазитового массива с интрудировавшими его дайками габбро была разработана Штайнманном /1904/ на опыте изучения Апеннинских месторождений нефрита и нашла широкую поддержку среди геологов. В дальнейшем эта гипотеза развивалась и дополнялась рядом исследователей. Мнение Кальковского /1906/ на происхождение нефрита Апеннинских месторождений из серпентинитов в результате тектонических воздействий подвергалось резкой критике и не получило признания.

Следует отметить, что по этому вопросу имелись и другие точки зрения. Так, Криппен /Czlppen, 1951/ считал, что нефрит может развиваться по грауваккам, измененным в процессе катаклистического метаморфизма; А.Ф.Тернер, изучавший месторождения Новой Зеландии, образование нефрита объяснял как процесс замещения оливина тремолитом или уралитизации пироксена /Crippen, 1951/.

А.А.Ячевский, много лет /1895, 1898, 1897, 1898/ занимавшийся изучением нефритов Восточного Саяна/ считал, что они генетически связаны со сланцами, а М.Ф.Шестопалов /1938/ их возникновение приписывал контактово-реакционным процессам, происходившим на границе кварцитов и серпентинитов. Изучением саянских нефритов в шестидесятых годах занимался Ю.Н.Колесник. В его работах /1962, 1963, 1964, 1966/ образование нефрита связывалось с воздействием на серпентиниты высокотемпературных метасоматических растворов. Источником этих растворов, по его мнению, мог являться или сам еще не остывший гипербазитовый массив или гипотетический глубинный очаг, давший ультраосновную магму. Роль даек основных пород, развитых по периферии гипербазитового массива, сводилась к источнику кальция, который в процессе метасоматоза извлекался из этих пород и привносился в серпентиниты. Ю.Н.Колесник в своей обобщающей работе /1966/ подробно рассматривал химизм метасоматических процессов, происходящих на контакте гипербазитов и габбро, и указывал что один и тот же процесс метасоматоза на границе этих пород при низких значениях химических потенциалов кальция приводил к возникновению нефритов и альбититов, а при высоких — везувиано-гранато-диопсидовых пород /гранатитов или родингитов/.

В отношении состава материнских пород, по которым развивается нефрит, следует отметить, что большинство месторождений нефрита образовалось на границе двух сред, одной из которых является серпентинит. Так, на месторождениях СССР (Восточная Сибирь), США (округ Марипоса, шт.Калифорния), Европы и Новой Зеландии нефрит развился в контактовых зонах серпентинита с породами, превращенными в родингиты и альбититы. В других случаях – например, на месторождениях округа Марин /США, шт.Калифорния/ нефрит развит в эндэконтактной зоне серпентинитового массива и не обнаруживает видимой связи с какой-либо другой породой. Примером месторождений нефрита, не связанных с гипербазитами, может служить месторождение Лонг-Крик /США, шт.Вайоминг/, где нефрит размещается в роговообманково-авгитовой породе, подстилаемой кварцитом. Месторождения Китая в горах Куэнь-Луня, по имеющимся старым сведениям, приурочены к измененным диабазовым массивам /месторождение Люшей/ или к гнейсам, содержащим небольшие тела зеленокаменных пород роговообманково-полевошпатового состава /месторождения Канакан, Карала/.

Таким образом, можно отметить, что  наряду с месторождениями нефрита, связанными с серпентинитами, известны и приуроченные к породам основного состава. Распространены они значительно меньше, чем первые, и литературные сведения по ним крайне скудные.

По вопросу образования спутанно-волокнистой структуры нефрита существуют различные взгляды: за счет кристаллизационного давления при серпентинизации гипербазитов, стрессового давления при разгрузке тектонических напряжений, влияния высокого потенциала кальция. Возможно, что образование нефритовой структуры обусловлено комплексным  влиянием всех этих факторов, и тесная связь между перекристаллизованным серпентинитом и нефритом не случайна.

Изучающие с 1965 года Саянские месторождения нефрита Р.С.Замалетдинов и А.Н.Сутурин, образование их, так же, как и Ю.Н.Колесник, связывают с кальциевым метасоматозом.

Однако, по их мнению, нефрит может развиваться не только на контакте серпентинита с основными дайками, но и с телами кислых пород. Главное отличие их взглядов от представлений Ю.Н.Колесника сводится к тому, что метаморфизующие растворы связаны не с ультраосновной магмой, а с основной или даже кислой, проявления которой в виде интрувивов и даек широко известны в районе.

II. ГЕОЛОГО-ПРОМЫШЛЕННЫЕ ТИПЫ МЕСТРОЖДЕНИЙ НЕФРИТА

Коренные месторождения нефрита имеют метасоматическое происхождение и в зависимости от состава исходной породы, за счет которой они образуются, разделяются на два геопого-промышленных типа. К первому относится большая группа месторождений, характеризующаяся приуроченностью к серпентинитам, а ко второму — месторождения, связанные с метаморфическими породами основного состава. Среди проявлений нефрита, изредка встречающихся в породах другого состава /в известняках и др./, промышленных скоплений не известно.

К экзогенным относятся россыпные месторождения нефрита, образующиеся за счет разрушения коренных. Среди них выделяются аллювиальные, прибрежно-морские и элювиально-делювиальные.

1. Эндогенные месторождения

Геолого-промышленный тип — нефритовые жилы в контактовых зонах серпентинитов с алюмосиликатными породами.

Представителями этого типа являются многие месторождения и проявления в СССР /Оспинское, Улан-Ходинское, Бортогольское, Парамское и др./, США /шт.Калифорния округа Марипоса, Монтрей, Марин и Мендосино/, Польши /Иорданува/, Северной Италии и другие. Все они локализуются в эндо-, реже экзоконтактовых частях серпентинитовых массивов или их блоках /серпентинизированных альпинотипных гипербазитах/, контролирующихся крупными региональными разломами.

Серпентиниты прорваны дайками основного и кислого состава, а также содержат крупные ксенолиты вмещающих пород. Контакты серпентинитов с вмещающими породами тектонические, сопровождающиеся, как правило, мощными эндоконтактовыми зонами дробления.

Нефритовые жилы развиваются в основном на контакте серпентинитов с дайками и ксенолитами /Оспинское, Улан-Ходинское, Бортогольское месторождения, СССР; округ Марипоса, шт.Калифорния, США; Иорданува, Польша; Апеннины, Северная Италия/, реже — в эндоконтактных зонах серпентинитов /округ Марин, шт.Калифорния, США/ и совсем редко — в ксенолитах вмещающих пород вблизи контакта с серпентинитами /округ Монтрей, шт.Калифорния, США/. Несмотря на сходные условия размещения месторождений, они нередко различаются по составу вмещающих пород, особенностям строения нефритовых тел, специфике метасоматической зональности и качеству нефрита.

В СССР месторождения нефрита сосредоточены в основном в Восточно-Сибирской нефритоносной провинции, включающей Восточно-Саянский, Средне-Витимский и Джидинский нефритоносные районы. В последние годы месторождения нефрита обнаружены и в Западном Саяне.

Наиболее изучен в настоящее время Восточно-Саянский район, где размещены самые крупные месторождения: Оспинское, Улан-Ходинское и Бортогольское. В Средне-Витимском районе известны Парамское месторождение Келянское проявление, а в Джидинском — имеется ряд перспективных нефритоносных полей, приуроченных к массивам Джидинского гипербазитового пояса. В пределах одного из них — Хамархудинского, уже выявлено месторождение нефрита. В Западном Саяне обнаружено Куртушибинское месторождение.

В Восточно-Саянском нефритоносном  районе расположены, как указано выше, три месторождения: Оспинское и Бортогольское в Оспинско-Китойском гипербазитовом массиве и Улан-Ходинское в Хара-Нурском массиве.

Для района характерно проявление интенсивного ультраосновного, а также основного и кислого интрузивного магматизма. Месторождения нефрита тесно связаны с серпентинитами и серпентинизированными гипербазитами дунит-гарцбургитовой формации, которые сопровождаются габброидами, диоритами, гранитоидами и характеризуются широким развитием метаморфизма и метасоматоза. Образование гипербазитов происходило в период раннегеосинклинального развития района. Подобные интрузии в настоящее время выделяются в так называемые комплексы альпинотипных гипербазитов /Пинус, Колесник, 1966; Книппер, 1967/. Большинство исследователей считают, что образование этих комплексов происходит при складчато-глыбовых деформациях земной коры путем внедрения в раннегеосинклинальные осадки жестких нерасплавленных масс. Возраст массивов определяется как ранне-кембрийский. Вмещающими их породами являются вулканогенные и терригенно-карбонатные отложения ильчирской и монгошинской свит протерозоя, прорванные раннепалеозойскими плагиогранитами и кварцевыми диоритами Сумсунурского /Холбинского/ комплекса, ранне-кембрийскими гипербазитами Ильчирского комплекса, ранне-/средне-кембрийскими габброидами Боксонского комплекса, девонскими субщелочными гранитоидами Огнитского комплекса и мезозойскими гранитоидами Самсальского комплекса. Размещение массивов определяется крупными региональными разломами и узлами их пересечений, что, в свою очередь, обусловило внедрение приразломных трещинных интрузий габбро, габбро-диоритов, габбро-диабазов и диабазов Боксонского комплекса, а также интенсивное развитие метаморфизма и метасоматоза гипербазитов.

Месторождения нефрита тяготеют к тектонически ослабленным зонам в гипербазитах, где серпентиниты раздроблены, рассланцованы и перемяты. Для них характерно наличие даек и жил габброидов и гранитоидов, а также ксенолитов вмещающих пород, которые претерпели интенсивные метасоматические преобразования и превращены в родингиты и альбититы.

УЛАН-ХОДИНСКОЕ месторождение нефрита располагается в пределах Хара-Нурского массива, второго по величине /площадь 25 км2/ в Восточно-Саянском гипербазитовом поясе /Пинус, Колесник, 1966/. Массив долгое время считался бесперспективным на нефрит. В 1965-1936 гг. на этом массиве были найдены жилы нефриту число которых к настоящему времени достигло двадцати одной /Замалетдинов и др, 1971/. В связи с этим совершенно изменилось само понятие "месторождение нефрита". Если раньше каждое отдельное нефритовое тело, даже самых небольших размеров, считалось самостоятельным месторождением, то в настоящее время к этой категории относится серия нефритовых жил, располагающихся в пределах одного гипербазитового массива и объединенных структурно-генетическими признаками, литолого-петрографическими особенностями и составом сопутствующих метасоматических пород.

Хара-Нурский массив сложен в различной степени серпентинизированными гипербазятами. В центральной части массива распространены катаклазированные пятнистые серпентиниты. Пятнистость серпентинитов обусловлена выделанием желтых зерен оливина на фоне темно-зеленого серпентинового агрегата, состоящего из хризотила — минерала, характерного для аллометаморфической серпентинизации.

К тектоническим нарушениям и ослабленным зонам приурочены дайки и жилы габброидов и гранитоидов. Последующие метасоматические процессы привели к интенсивному изменению даек, причем максимальная интенсивность процессов фиксируется в мощных тектонических зонах. Метасоматические процессы в контактовых зонах в ряде случаев обусловили образование нефритовых жил. Такие участки в гипербазитах принято называть нефритоносными зонами /Замалетдинов, 1967/.

По структурно-тектонической позиции и особенностям петрографического состава даек Улан-Ходинское месторождение нефрита подразделяется на два участка.

Первый участок находится в северо-западной части массива на северном склоне г.Улан-Хода. Сложен он катаклазированными серпентинитами с реликтами оливина, мощностью от 30 до 1000 м. /рис.1/. К этой тектонической зоне приурочены все нефритовые жилы участка. Нефритоносная зона характеризуется широким развитием субпараллельных полос дробления и рассланцевания северо-западного, реже широтного простирания, к которым приурочены дайки габбро-диабазов. Степень катаклаза серпентинитов и, в свою очередь, нефритовых жил неодинакова по всей мощности зоны. Максимальное дробление и рассланцевание отмечается в центральной части зоны, в меньшей степени катаклаз фиксируется в краевых участках зоны. Последующие метасоматические процессы преобразовали габбро-диабазы в роговообманково-плагиоклазовые и цоизит-диопсид-кварцевые породы. К контактам метасоматических пород с серпентинитами приурочены жилы нефрита. Здесь в 1965-1966 гг. обнаружено 8 жил /1, 2, 3, 4, 5, 9, 10, 11/, наиболее крупными из которых являются жилы 9 и 10.

Они представляют собой обособленные кулисообразные жилы, приуроченные к лежачему и висячему бокам цоизит-диопсид-кварцевой апогаббровой породы. В настоящее время высококачественная часть жил отработана карьером до глубины 10 м и в западной стенке карьера можно непосредственно наблюдать метасоматическую зональность /рис. 2/.

Вмещающими породами жил с северного контакта являются

15 Рис. 1. Схема геологического строения Улан-Ходинского месторождения нефрита. По Р.С.Замалетдинову, 1974 г.

Условные обозначения: 1/ серпентинизированные дуниты; 2/ серпентинизированные гарцбургиты; 3/ антигоритовые серпентиниты; 4/ катаклазированные серпентиниты с реликтами оливина; 5/ тела апогаббровых метасоматитов; 6/ талько-карбонатные породы; 7/ жилы и дайки гранитоидов; 8/ нефритовые жилы; 9/ валуны нефрита; 10/ тектонические зоны; 11/ I участок; 12/ II участок.

16 Рис. 2. Метасоматическая зональность жил 9 и 10 /Улан-Ходинское месторождение/. По Р.С. Замалетдинову, 1974 г.

Условные обозначения: 1/ серпентиниты с реликтами оливина; 2/ перекристаплизованные серпентиниты; 3/ тремолититы; 4/ нефрит; 5/ родингит; 6/ амфиболитизированное и цоизитизированное габбро; 7/ катаклазированные породы; 8/ асбестизация дробленые пятнистые серпентиниты. В контакте с жилой отмечается зона перемятого и перекристаллизованного темно-зеленого серпентинита /мощностью 30-40 см/, сменяющегося маломощной зонкой  плотного темно-зеленого серпофита. Зона перехода от серпентинита к нефриту сложена тремолититом — породой светло-зеленого цвета, сланцеватой текстуры и крупнозернистой структуры, отличающейся от нефрита меньшей твердостью и вязкостью. В ряде случаев переход от серпофита к нефриту через зону тремолитита совершенно постепенный. Краевые участки жилы нефрита сложены сланцеватым нефритом табачно-зеленого цвета. В центральной части жилы 9 нефрит мелкозернистый, плотный, обладающий спутанно-волокнистой структурой и массивной текстурой. Размеры иголочек тремолита от 0,03х0,05 мм до 0,2х1,0 мм. Из акцессорных минералов в нефрите присутствуют хромшпинелиды. В полированных образцах светлый молочно-зеленый нефрит приобретает нежно-изумрудный цвет и просвечивает в пластинках толщиной до 2 см.

Табачно-зеленый нефрит имеет сходную микроструктуру и текстуру. Размеры лепестковидных агрегатов от 0,05х0,06мм до 0,8х0,9 мм. В полированных образцах нефрит имеет густой буроватый оттенок и просвечивает в пластинках толщиной до 1 см. Замещение светло-зеленого нефрита табачным происходит вблизи трещин и ослабленных зон.

Дайка габброидов, располагающаяся между жилами 9 и 10, интенсивно преобразована метасоматическими  процессами. У контакта она превращена в мелкозернистую кварц-цоизит-диопсидовую породу желтоватого цвета, а ее центральная часть содержит реликтовые участки тремолитизированного габброида. Верхняя часть дайки полностью катаклазирозана. В южном, лежачем контакте дайки залегают жила №10, сложенная табачно-зеленым, плотным нефритом с участками светло-зеленого. Зона перехода от нефрита к серпентиниту также представлена светло-зеленым крупнозернистым тремолититом.

От зальбанда жилы 10 в сторону перекристаллизованных серпентинитов развивается масса жилок асбеста и хризотила.

В пределах участка развита также серия жил, но приуроченная к контакту кольцевой дайки порфировидных гранитоидов, длиной более 600 м. Чрезвычайно изменчивый состав дайки обусловлен развитием метасоматических процессов, выразившихся в альбитиэации, окварцевании, графитизации и тремолитизации, в связи с чем цвет пород варьирует от черного до белого и светло-зеленого. Степень метасоматической переработки дайки неодинакова, максимальна она в участках изгиба дайки и выражается в развитии альбита, слюды и звездчатых агрегатов цоизита. Именно к таким цайкам приурочены нефритовые жилы. На контакте дайки с серпентинитами наблюдается зона перекристаллизованных нефритоподобных пород мощностью 10-20 см.

Второй участок расположен в верхнем течении руч. Хара-Жалга, в полосе дробленых зеленых серпентинитов и рассланцованных тальково-карбонатных пород. Широко распространены гранит-порфиры. Габбро-диабазы встречаются редко. Первые образуют небольшие штоки размером от 8х5 м до 23х150 м и дайки длиной от 7 до 900 м. Форма даек меняется от линейной до сложной ветвящейся. Если на первом участке простирание даек северо-западное, то для второго характерно северо-восточное. В строении даек отмечается зональность: центральная их часть сложена мелкозернистой основной массой черного цвета с изометричными вкрапленниками прозрачного кварца, а к периферии порода становится более светлой, вкрапленники кварца исчезают и появляются порфировидные выделения плагиоклаза.

В приконтактовых участках дайка приобретает светло-серый, иногда белый цвет за счет развития альбита. Широко проявлена тремолитизация, выражающаяся в образовании розеток тремолита, реже полном замещении порфировых вкрапленников. Примером скоплений нефрита является жила 8, приуроченная к контакту дайки альбитизированных гранит-порфиров с серпентинитами /рис. 3/. Мощность дайки 3 м.

В контакте дайки с нефритовой жилой отмечается зеленовато-серая тремолитовая оторочка. Нефритовая жила мощностью 0,5 м сложена ярко-зеленым нефритом со спутанно-волокнистой "войлочной" структурой. Переход к тремолититовой зоне постепенный. На фоне мономинерального нефритового  агрегата появляются звездчатые розетки тремолита и постепенно крупнозернистый тремолит полностью сменяет нефрит. Вблизи контакта с серпентинитами в нефритовом агрегате появляются прожилки и скопления талька. Тремолитизация и оталькование значительно снижают качество нефрита жилы 8.

ОСПИНСКОЕ месторождение расположено в одноименном

19 Рис. 3. Зарисовка жилы 8 /Улан-Ходинское месторождение/. по Р.С. Замалетдинову 1974 г,

Условные обозначения: 1/ тремолитизированный и альбитизированный гранит-порфир, 2/ нефрит; 3/ оталькованный нефрит; 4/ тремолитит; 5/ оталькованный и карбонатизированный серпентинит; 6/ тектонические трещины.

гипербазитовом массиве. Последний  является крупнейшим из массивов Сибири и занимает площадь более 300 км. Он располагается в зоне сочленения двух ветвей глубинного Китойского разлома и состоит из двух линзообразных тел, расчлененных тонкой перемычкой осадочно-метаморфических пород. Контактовые зоны массива и зона сочленения в постинтрузивное время подвергались многократным тектоническим подвижкам, сопровождаемым внедрением малых интрузий основных и кислых пород и интенсивной метасоматической деятельностью, следствием которой явилось образование серии нефритовых жил. В пределах месторождения выделяются две нефритоносные зоны /рис. 4/. Первая, включающая девять жил /2, 3, 5, 6, 9, 12, 13, 16, 17/, протягивается вдоль контакта серпентинитов с вмещающей сланцево-известковой толщей в субмеридиональном направлении. Катаклазированные серпентиниты, слагающие нефритоносную зону, насыщены метасоматически измененными телами основных и кислых пород, К контактам этих образований приурочены нефритовые жилы. Наибольший интерес представляет жила 6, которая связана с габброидной дайкой мощностью 8-13 м, преобразованной в результате метасоматоза в амфибол-цоизитовую породу. Нефрит жилы 6 травяно-зеленого цвета, структура его спутанно-волокнистая, размер волокон от 0,005х0,01 мм до 0,01х0,52 мм.

Вторая нефритоносная зона приурочена к контакту серпентинитов с узкой  полосой осадочно-метаморфических пород, разделяющей  массив на 2 части. Он включает жилы 15, 14, 7, 18, 8. Контакт трассируется тектоническим нарушением, к которому приурочена протяженная дайка габбро-долеритов. Сложены они роговой обманкой и клиноцоизитом с реликтами авгита и лейкоксена. С этой дайкой, претерпевшей затем родингитизацию, связана серия жил нефрита, протягивающая более чем на 500 м. Уникальной из этой серии жил является жила 7 длиной около 50 м. В тех участках, где контакты между дайкой и нефритом не нарушены поздними тектоническими  подвижками, сохраняется диафторированные родингиты — мелкозернистые породы светло-серого цвета, состоящие из диопсида, кварца и клиноцоизита. Содержание последнего достигает 80%. Родингит в контакте с нефритом преобразован в тремолитит. Мощность нефритовой жилы в раздувах составляет более. 2 м. Для жилы характерно сочетание участков светло- и темно-зеленого нефрита. Нефрит обладает псевдосланцевой параллельной

21 Рис. 4. Схема геологического строения Оспинского месторождения по И.С.Якшину, Р.С.Замалетдинову, Л.В.Терещенко, 1973  г.

Условные обозначения: 1/ известняки /ильчирская свита/; 2/ углистые сланцы с прослоями хлоритовых, хлоритовые сланцы с прослоями углистых /ильчирская свита/; 3/ дайки и штоки альбитов и родингитов; 4/ амфибол-цоизитовые породы; 5/ талько-карбонатные породы и листвениты; 6/ серпентиниты; 7/ геологические границы; 8/ разрывные тектонические нарушения; 9/ дробление и милонитизация; 10/ нефритовые жилы и их номера; 11/ нефритоносные зоны.

текстурой, обусловленной ориентированным направлением волоконец тремолита, параллельно сланцеватости или направленным к ней под углом 20-30º. В жиле выделяется участок с прожилками вторичного поперечно-волокнистого перекристаллизованного нефрита беловато-серо-зелёного или голубовато-зеленого цвета. Вблизи серпентинитов развиты тремолитовые породы с оригинальной  текстурой, напоминающей древесные щепки. Контактовые серпентиниты интенсивно оталькованы. Содержание талька достигает иногда 80%.

На Оспинском месторождении отмечается также ряд жил менее мощных и сложенных низкосортным нефритом.

БОРТОГОЛЬСКОЕ месторождение нефрита обнаружено в 1972 году в восточной части Оспинского массива, которая характеризуется развитием крупных интрузивных тел основных пород, а также даек и штоков апогаббровых амфибол-цоизитовых пород, мощных полей тальк-карбонатных пород, хризотиловых серпентинитов, талькитов, родингитов, тремолититов. Последние образуют мощные /до 3 м/ зоны вокруг основных интрузий и жилообразные тела по контактам даек. Нефритовые жилы тесно ассоциируют с ними и располагаются или в контактовых или во внутренних частях трамолититовых зон. Типичная зональность нефритовых жил месторождения следующая: перекристаллизованный серпентинит — тремолитит — нефрит — тремолитит — кварц-цоизит-диопсидовая порода /измененный родингит/ — цоизито-амфиболовая порода. Всего на месторождении известно 9 жил,

Геологическое строение Средне-Витимского нефритоносного района, расположенного на северо-востоке Бурятской АССР, характеризуется развитием глубинных разломов северо-восточного и северо-западного простирания, контролирующих развитие позднепротерозойских — раннекембрийских альпинотипных гипербазитов Парамского комплекса и вулканогенных пород нижнего протерозоя — среднего кембрия.

Наиболее распространёнными породами гипербазитового /дунит-гарцбургитового/ комплекса являются серпентиниты. Вдоль зон трещиноватости и по периферии массивов гипербазиты карбонатиаированы и лиственитизированы, а также пересечены многочисленными щтокообразными телами, дайками и жилами основных пород Бирамьинского раннекембрийского комплекса и кислых нижнепалеозойских пород Мамско-Оронского и среднекембрийского Витимканского комплексов. Кроме того, в гипербазитах часто встречаются тектонические клинья метаморфических пород.

ПАРАМСКОЕ месторождение нефрита приурочено к западному контакту одноименного гипербазитового массива с амфиболитами протерозоя и расположено в зоне рассланцевания серпентинитов. Серпентиниты  пересечены телами габбро, диабазов, диоритовых и диабазовых порфиритов, фельзит-порфиров, а также содержат крупные блоки амфиболитов, родингитов и альбититов. Нефрит связан с метасоматическими тремолитовыми породами, развитыми вдоль контакта серпентинитов и апогаббровых амфиболитов /рис. 5/. В серпентинитах наблюдаются тремолитовые, тремолито-цоизито-альбитовые, альбитовые и диопсидовые, а в амфиболитах — тремолитовые /с хлоритом/, диопсид-цоизитовые и альбито-актинолито-цоизитовые метасоматические зоны, общей мощностью от 1 до 5 м.

На месторождении обнаружено несколько таких зон с нефритовыми мелкими жилами, которые местами разбудинированы. Длина жил от 1,6до 14 м, мощность их не превышает 1 м. Нефрит серовато-зеленого или зеленовато-серого цвета, часто рассланцован и трещиноват, содержит включения хлорита и других минералов. Качество нефрита низкое в связи со сланцеватой текстурой и большим количеством включений.

Джидинский нефритоносный район расположен в юго-западной части Бурятской АССР. В ХАМАРХУДИНСКОМ массиве, входящем в Джидинский гипербазитовый пояс, в 1972г. обнаружено новое месторождение нефрита. Для этого месторождения, расположенного в эндоконтакте массива, характерно интенсивное развитие процесса карбонатизации, затронувшего серпентиниты, дайки и метасоматические породы /диафторированные родингиты/, в которых, кроме обычных кварца, клиноцоизита и диопсида, постоянно присутствует кальцит. Этот минерал имеется и в нефрите, что снижает его качество. Характерным для нефрита является изменение окраски в широких пределах от травяно-зеленых до серовато-белых, дымчатых тонов, что обусловлено присутствием незначительного количества хромшпинелидов.

Кроме коренного, в районе массива обнаружено крупное россыпное /валунное/ месторождение нефрита.

В Западном Саяне в 1973г. было открыто КУРТУШИБИНСКОЕ

24 Рис. 5. Жилы нефрита на контакте серпентинитов и метаморфиаоваиных габбро /Парамский массив/ по Р.С.Замалетдинову, 1974

Условные обозначения: 1/ серпентинит; 2/ родингит; 3/ метаморфизованное габбро; 4/ тектонические трещины; 5/ нефрит; 6/ дробленый нефрит

месторождение нефрита, расположенное в пределах одноименного массива. Длина этого массива 18 км при максимальной ширине 6-8 км. Центральная часть массива сложена дунит-гарцбургитами, окаймленными серпентинитами. Вдоль восточного контакта гипербазитов располагается интрузия габброидов. Штоки и дайки метасоматически измененных габброидов встречаются и среди серпентинитов. Особенно интенсивно насыщены  ими раздробленные серпентиниты в северо-восточной части массива. Здесь же наиболее интенсивно проявляются процессы пироксенизации, лиственитизации, оталькования и тремолитизации серпентинитов, приуроченные или к контактовым зонам габброидов, или к тектоническим нарушениям. Дайковые тела преобразованы в родингиты, реже в альбититы.

Нефритовые жилы приурочены к зонам контакта габброидов с серпентинитами, одна из жил /7/ обнаружена среди родингитизированных габброидов. Степень их изменения в контакте невысокая. Характерна метасоматическая зональность: измененное габбро — родингит — тремолитит — нефрит — оталькованный тремолитит — перекристаллизованный серпентинит. Мощность измененных пород, как правило, незначительна. Почти все жилы сложены рассланцованным нефритом зеленовато-серого цвета, лишь жила 5 представлена качественным нефритом нежного светло-зеленого и голубовато-зеленого цветов.

Кроме рассмотренных отечественных месторождений, к этому геолого-промышленному типу относятся месторождения США /шт.Калифорния, Аляска, Вашингтон и др./, Канады, Европы и др. Наиболее крупные известны в США.

Месторождения нефрита в округе МАРИПОСА /шт.Калифорния, США/ расположены, по данным Иванса /Evans, 1966/, в юрских гипербазитах в зонах интенсивно рассланцованных серпентинитов. Вмещающие породы представлены мезозойскими осадочно-вулканогенными образованиями францисканской серии. Наиболее часто с серпентинитами контактируют аспидные сланцы, а также дайкообразные тела роговообманковых диоритов и кварцевых альбититов.

Нефрит в виде мелких жил залегает в рассланцованных серпентинитах вблизи их контакта с осадочно-вулканогенными породами или по контакту с габбро и альбититами /рис. 6/. Многие нефритовые тела окаймлены тальковой оторочкой, нередко наблюдается примесь в нефрите талька, а также серпентина и магнетита. В последнем случае образуется

26 Рис. 6. Схема геологического строения месторождения нефрита в округе Марипоса /шт. Калифорния, США/. По Ивансу /Evans, 1961/

Условные обозначения: 1/ четвертичное отложения; 2/ осадочно-вулканогенные образования францисканской серии /мезозой/; 3/ серпентинизированные ультраосновные породы; 4/ тальковая  порода; 5/ кварцевые альбититы /?/; 6/ дайки роговообманковых диоритов; 7/ нефрит; 8/ талько-нефритовая порода.

специфичная порода магнетито-талько-серпентино-нефритового состава, сильно трещиноватая, непривлекательно

Нефрит образует прерывистые тела неправильной формы, мощностью в несколько метров и протяженностью до 16 м, состоящие из линзообразных блоков /будин/, мощность и длина которых не превышают нескольких метров. Нефрит плотный, твердый, зеленого цвета, окраска довольно равномерная. Иногда отмечается зональное строение жил нефрита: в центре жила сложена зелеными разностями, к краям боле светлыми до белых. Высокосортные разности нефрита практически мономинеральны, а низкосортные содержат до 20% талька и магнетита.

Месторождение МАССА ХИЛЛ в округе Марин расположено в центральной части серпентинитового массива вблизи крупного ксенолита альбито-клиноцоизито-роговообманковых сланцев, содержащих линзы глаукофановых сланцев и конгломератов. Серпентиниты относятся к. гипербазитам той же францисканской формации. В районе отмечена интрузия диоритов, мелкие дериваты которой наблюдаются на северо-востоке месторождения.

Размещение нефритовых жил контролируется зоной разрывных нарушений, в пределах которой серпентиниты местами интенсивно раздроблены и рассланцованы. Нефритовые жилы наблюдаются только во внутренней части зоны, где также развиты жилы актинолито-талько-хризотилового состава, которые иногда пересекаются нефритом /Chesterman 1951/

Нефритовые жилы залегают как в сильно рассланцованных серпентинитах /где они тоже рассланцованы/, так и в массивных, окаймляясь в этом случае узкой тремолитовой оторочкой.

Жилы очень мелкие, линзовидной, реже неправильной формы, протяженность их не превышает десятка метров. Характерно зональное строение жил: центральная часть их сложена более темными, а зальбанды более светлыми разностями нефрита.

Структура нефрита, залегающего в массивных серпентинитах, поперечно-волокнистая, а в рассланцованных — от крупнокристаллической до тонковолокнистой. Отмечены переходы нефрита в волокнистый тремолит и включения серпентина в нефрите. Цвет нефрита изменяется от бледного оливково-зеленого через светлый голубовато-зеленый к темно-голубовато-зелёному.

В округе Монтрей обнаружены два месторождения нефрита: ЖАДОВАЯ БУХТА и САН-МАРТИН, расположенные в трех километрах друг от друга. Аркозовые песчаники, граувакки и глинистые сланцы францисканской серии, слагающие площади этих месторождений пересечены глубинным разломом, трассируемым мезозойскими серпентинитами. В серпентинитах включены блоки милонитизированных /?/ вмещающих пород. По контакту ксенолитов и серпентинитов, а также в последних обнаружена белая порода, напоминающая родингит. В одних случаях она состоит из гидрогроссуляра с цоизитом, пренитом и пироксеном, а в других — из гидрогроссуляра, пироксена и везувиана.

Вмещающие породы пересечены серией субширотных зон милонитизации, которые контролируют развитие нефритовой минерализации. В милонитах наблюдаются мелкие линзы альбито-кварц-тремолитовой породы, образовавшейся в процессе метаморфизма граувакков /Crippen, 1951/.

Нефрит развивается по альбито-кварц-тремолитовой породе всегда вблизи серпентинитов. Последние, по мнению Криппена, играют важную роль в образовании нефрита, являясь источником магния. Нефритовые тела, как правило, окаймлены тремолитовой или тальковой /?/ оторочкой.  В связи с тем, что нефритовые тела обоих месторождений обнажаются в береговых скалах и трудно доступны, сведения о размерах и морфологии тел отсутствуют. Окраска нефрита Жадовой бухты зеленая тусклая, структура чешуйчатая или слоистая.

Для месторождения Сан-Мартин характерны своеобразные гроздевидные образования, состоящие из "бугров" нефрита и напоминающие початок кукурузы. Межзерновое /"межбугровое"/ пространство выполнено тальком и /или/ тонковолок­нистым тремолитом. Нефрит серовато-зеленый  почти бесцветный. Микроструктура отдельных бугров параллельно- и спутанно-волокнистая. Твердость — 5,0-6,5 /Crippen, 1951/.

Месторождения нефрита в Северной Италии /АПЕННИНЫ/, приурочены к контакту серпентинита и габбро, залегающих среди флишоидных толщ /Колесник, 1966/. Проявления нефрита чаще расположены в серпентинитах, реже в габбро. Для нефрита характерна спутанно-волокнистая структура, иногда – радиально-лучистая, сферолитовая, волокнистая и крупнозернистая /мозаичная/. Нефрит содержит примеси граната, апатита, сфена, пикотита, магнетита, гематита и гидроокислов железа. Постоянно присутствуют кристаллы диопсида, которые скапливаясь образуют каркаро /тонко-волокнистый диопсидитит/, пятнами разбросанный в массе нефрита.

В Польше /ИОРДАНУВА/ основная масса нефритовых проявлений залегает между серпентинитами и "белой породой" — родингитом, имеющей разнообразный и непостоянный минеральный состав: альбит, роговая обманка, гранат, эпидот, цоизит, кварц, пренит, биотит, иногда серпентин /Колесник, 1966/.

К этому же типу относятся и Уральские проявления низкокачественного нефрита, связанные с массивами ультрабазитов.

В заключение следует отметить наиболее характерные черты месторождений рассматриваемого типа:

1/ приуроченность к серпентинизированным частям массивов альпинотипных гипербазитов дунит-гарцбургитовой формации, расположенных в зонах глубинных разломов и узлах их пересечений;

2/ наличие среди вмещающих массивов пород вулканогенно-терригенно-карбонатных и осадочных /алюмосиликатно-карбонатных/ комплексов;

3/ локализация нефрита  в зонах трещиноватости,  дробления и рассланцевания,  реже милонитизации гипербазитов;

4/ развитие в пределах месторождений интрузий габбро, диоритов и гранитоидов;

5/ проявление метасоматической деятельности — наличие родингитов, альбититов и других метасоматических образований ;

6/ размещение нефритовых тел преимуще ственно на контакте серпентинитов с породами алюмосиликатно-карбонатного состава /родингитами, альбититами, амфиболитами и др./, реже в самих, серпентинитах или в ксенолитах вмещающих пород;

7/ образование нефрита в виде мелких тел линзовидной, реже неправильной формы;

8/ развитие вокруг тел нефрита характерной метасоматической зональности.

Геолого-промышленный тип - нефритовые жилы в метаморфических породах основного состава

К этому типу отнесены месторождения Китая /Куэнь-Лунь/ и США /шт.Вайоминг/, которые располагаются в породах основного состава и не обнаруживают видимой связи с гипербазитами. Сведения о геологическом строении этих месторождений весьма скудны и, в частности, по Китаю датируются последним, десятилетием XIX в.

Широко известные месторождения  Китая расположены в горах Куэнь-Луня, где выявлено семь нефритоносных участков: в среднем течении р.Яркенд, в бассейне рек Тизнафа, Шакидулла-Каракаш, Карангутак, Люштаг, Покуэ-Дабан и Астын-Таг. В литературе охарактеризованы два из них: Люшей в бассейне р.Люштаг и копи Канакан в бассейне р.Шакидулла-Каракаш.

На площади месторождения ЛЮШЕЙ обнажены девонские глинистые сланцы, прорванные авгитовыми сиенитами, диабазами и, возможно, габбро /Богданович, 1892/. Нефритовые тела залегают в тектонически нарушенных участках диабазов, превращенных в авгитовые, уралитовые и авгит-волластонитовые сланцы. Вблизи тел  во вмещающих породах развиты катакластические структуры, а также наблюдается повсеместная уралитизация авгита и  обильные вторичные материалы: серпентин, волластонит, эпидот и кальцит. Непосредственно в зальбандах развиваются скопления серпентина, лучистой роговой обманки, волластонита, кальцита я пирита.

Нефритовые тела с глубиной быстро выклиниваются, ядра их сложены зелеными, а краевые части сероватыми до белых разностями нефрита. Иногда в очень тонких /2,5-5,0 см/ жилах находили полупрозрачный ярко-зеленый нефрит. Около таких жил обычно встречались мощные /до 3 м/ жилы бледно-зеленого нефрита с большим количеством включений магнетита / Barber, 1954/.

Копи КАНАКАН, КАРАЛА и другие изучались В.В.Беком, И.В.Мушкетовым /1882/ и К.И.Богдановичем /1892/. В этом районе распространены кристаллические, преимущественно слюдяные сланцы и гнейсы, прорванные гранитами. Около Канакана нефритовая залежь залегает в зеленокаменной породе роговообманково-полевошпатового состава. Вдоль зальбандов нефритового тела развита узкая полоска рыхлого глинисто-талькового материала.

Копи Карала находятся в аналогичной геологической обстановке, только нефритовая залежь здесь была более мощной /6-18 м/. Качество нефрита в средней части тела выше, чем у зальбандов. Другие копи по р.Каракаш расположены в сиенитовых гнейсах, переходящих около нефритовых жил в слюдяные и роговообманковые сланцы. Среди сланцев наблюдались жилы мягкого глинисто-талькового материала, в котором заключены гнезда и скопления нефрита.

Месторождение ЛОНГ-КРИК /США, шт.Вайоминг/ расположено среди докембрийских гнейсов, прорванных гранитами. В гнейсах наблюдаются пропластки кварцево-полево шпатовых и роговообманково-авгитовых пород, которые некоторыми исследователями рассматриваются как согласные дайкообразные тела. Нефрит залегает в роговообманково-авгитовой породе на ее контакте со светлыми кварцитами и по восстанию переходит в актинолит. По мнению Кобба /Cobb, 1949/, он образовался за счет роговообманково-авгитовой  породы.

Нефритовое тело прослежено на расстояние более 7 м при ширине выхода 4,5 м. Окраска нефрита различна: от бледных нейтральных тонов через светло-зеленые к очень темно-зеленым. Нефрит, в основном, относится к низким сортам и лишь отдельные образцы представлены "великолепным материалом" /Cobb, 1949/.

Несмотря на очень ограниченную геологическую информацию, можно отметить следующие характерные черты месторождений рассматриваемого типа:

1/ приуроченность к тектонически ослабленным участкам — зонам трещиноватости и дробления метаморфических пород основного состава;

2/ наличие в пределах месторождений интрузивных /основных, средних, субщелочных или кислых/ пород;

3/ развитие во вмещающих породах в процессе их метасоматического преобразования роговообманково-авгитовых ассоциаций;

4/ широкое проявление уралитизации авглта;

5/ размещение нефритовых тел на контакте линз рогово-обманково-авгитовой породы или внутри них;

6/ развитие в зальбандах нефритовых тел талька, серпентина, волластонита, эпидота и кальцита.

2. Экзогенные месторождения

Вторичные — экзогенные месторождения нефрита пользуются широким распространением во многих странах мира. Практически все известные кореннst месторождения сопровождаются россыпями, кроме того, известны и россыпные проявления нефрита, удаленные от коренных источников.

Благодаря своей физической и химической устойчивости, нефрит хорошо переносит транспортировку и образует несколько типов россыпей: аллювиальный, прибрежно-морской и элювиально-делювиальный /коллювиальный/.

Наиболее распространен первый — аллювиальный тип, К нему могут быть достаточно уверенно отнесены россыпные месторождения  Восточного Саяна в СССР, Китая, Новой Зеландии, Британской Колумбии /Канада/ и США.

Восточно-Саянские россыпи нефрита тяготеют к известным коренным месторождениям — Оспинскому, Бортогольскому и Улан-Ходинскому, но распространены значительно шире, так как радиус транспортировки валунов достигает 200 км. На площади междуречья Онота и Китоя и в  бассейне верховья Урика нефрит встречается в руслах рек в виде галек и валунов размером от 0,20x0,15x0,15 м до 5.0x2,0x1,6м и весом от 0,03 до 48,0 т. Характерной особенностью Восточно-Саянских аллювиальных россыпей является то, что источником материала для их образования явились ледниковые отложения. Об этом свидетельствуют нередкие находки гигантских валунов /по наибольшему измерению достигающих 5м/ со следами ледниковой транспортировки.

Гальки и валуны нефрита в результате переноса и обработки водным потоком претерпели естественное обогащение. С поверхности нефрита удалены примазки вмещающих пород, дефектные /трещиноватые/ участки и т.п. Смоченный водой нефрит приобретает сочные тона окраски, что способствует более легкому их обнаружению. Окатанность обломков хорошая и средняя.

О зарубежных месторождениях известно лишь то, что нефрит добывается из речного аллювия. В шт.Вайоминг вес нефритовой гальки составляет 1-4 кг, а радиус транспортировки 80-160 км. Сырье россыпных аллювиальных месторождений, как правило, хорошего качества.

На всех известных коренных месторождениях нефрита: в Восточном Саяне, в штатах Калифорния и Вайоминг и в Куэнь-Луне — развиты элювиально-делювиальные /коллювиальные/ россыпи. Для них характерна близость коренного источника /снос определяется первыми метрами/ и остроугольная или слабосглаженная форма обломков и глыб. Наличие корочки выветривания на поверхности нефрита делает его похожим внешне на серпентинит.

Прибрежио-морской тип россыпей отмечается на месторождениях Марин, Монтрей и Марипоса /шт.Калифорния, США/. Коренные выходы нефрита обнажены в прибрежных труднодоступных скалах, у подножья которых в полосе морского прибоя образуются скопления нефритовых глыб, хорошо просматривающихся во  время отлива /Crippen, 1951/.

К экзогенному типу относятся и скопления нефрита, связанные с конгломератами. При разрушении таких месторождений /например, при размыве и переотложении реками/ могут образовываться аллювиальные россыпи.

III. ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ПОИСКОВ И ПОИСКОВЫЕ ПРИЗНАКИ МЕСТОРОЖДЕНИЙ НЕФРИТА

Геологические закономерности размещения и особенности строения месторождений нефрита, рассмотренные выше, позволяют наметить их главные поисковые предпосылки и признаки. К первым, главным образом, должны быть отнесены благоприятные магматические, тектонические и литолого-метаморфические факторы. Сочетание этих предпосылок служит основанием для выделения перспективных площадей, на которых могут быть обнаружены месторождения нефрита.

1. Геологические предпосылки поисков месторождений нефрита

Магматические предпосылки

Все известные эндогенные месторождения нефрита располагаются в тектонически активных областях, характеризующихся развитием магматической деятельности.

Для районов распространения месторождений первого гео-лого-промышленного типа характерно проявление интенсивного ультраосновного и подчиненного основного и кислого интрузивного магматизма. Так, месторождения СССР, США /шт.Калифорния и Аляска/, Канады, Новой Зеландии и др. тесно связаны с серпентинитами или серпентинизированными альпинотипными гипербазитами дунит-гарцбургитовой формации, которые часто сопровождаются габброидами, диоритами и гранитоидами и характеризуются широким развитием метаморфизма  и метасоматоза.

Серпентиниты, в эндо- и реже экзоконтактных зонах которых обычно размещаются месторождения нефрита, развиты, как правило, в краевых частях массивов гипербазитов или их блоков /Восточно-Саянский нефритоносный район/, а также целиком слагают мелкие массивы /США, шт.Калифорния/.

К серпентинитам приурочены дайки и мелкие массивы габброидов и гранитоидов, которые почти всегда сильно изменены метасоматическими процессами. Гранитоиды нередко бывают окружены мощными ореолами лиственитов. На контактах серпентинитов с кристаллическими сланцами и известняками в зонах их рассланцевания широким распространением пользуются карбонатные породы, образующие иногда крупные поля и жилы /Колесник, 1966/. М.Ф.Шестопалов /1938/ и другие исследователи отмечают в серпентинитах ксенолиты вмещающих пород.

Месторождения второго типа не обнаруживают видимой связи с гипербазитами. Имеются лишь указания на наличие в приконтахтовых зонах нефритовых тел серпентина или серпентинита и талько-карбонатных пород, которые обычно образуются путем замещения гипербазитов. Обычно месторождения приурочены к основным породам: диабазам, габбро, или продуктам их метаморфических преобразований /амфиболитам, роговообманко-авгитовым слалцам/ и, по-видимому, генетически с ними связаны. Для районов этих месторождений характерны авгитовые сиениты /Люшэй, Китай/ или граниты /Канакан, Карала, Китай; Лонг-Крик, шт.Вайоминг, США/, которые прорывают вмещающие нефрит породы.

Таким образом, магматический фактор в региональном плане играет вполне определенную роль в образовании и размещении месторождений нефрита. Для первого геолого-промышленного типа перспективны области развития гипербазитов дунит-гарцбургитовой формации /комплекс альпинотипных гипербазитов/, сопровождающихся проявлением основного и кислого интрузивного магматизма, а для второго типа /значительно менее изученного/ — развитие основного интрузивного магматизма.

Размеры гипербазитовых массивов существенной роли в их перспективности на нефрит не играют. В крупных массивах возможность открытия нефритовых жил возрастает лишь статистически. Важным фактором, влияющим на качество нефрита, является степень серпентиниза.ции гипербазитов. Жилы нефрита лучшего качества залегают среди неполностью серпентинизированных  гипербазитов.

Тектонические предпосылки.

Как уже отмечалось, месторождения нефрита первого геолого-промышленного типа приурочены к поясам альпинотипных гипербазитов, маркирующих крупные региональные разломы. Последние в Восточном Саяне развиваются по границам сложно дислоцированных геосинклинальных протерозойских и раннекаледонских вулканогенно-осадочных толщ с жесткими глыбами /срединными массивами/. Нефритоносные массивы располагаются, в узлах пересечения глубинные разломов и залегают в сводовых частях крупных антиклинальных поднятий. Эти участки характеризуются интенсивным развитием зон трещиноватости и дробления, которые, в свою очередь, контролируют размещение трещинных интрузий базитов и гранитоидов и создают благоприятные условия для метаморфизма и метасоматических процессов. Примеры тому мы видим ина месторождениях США, Западной Европы, Новой Зеландии и др.

На Оспинском, Улан-Ходинском и Бортогольском месторождениях в зонах трещиноватости и дробления серпентинитов, располагающихся в краевых частях массивов или в их крупных блоках, широким распространением пользуются дайки базитов и гранитоидов, практически нацело измененных последующими метасоматическими процессами, а также карбонатные и, реже, — асбестовые жилы. Здесь же присутствуют многочисленные ксенолиты вмещающих вулканогенных и терригено-карбонатных пород. Размещение нефритовых жил в пределах месторождений контролируется контактовыми зонами серпентинитов с дайками и ксенолитами» Причем нефритовые жилы могут размещаться в серпентинитах, между серпентинитами и дайками /ксенолитами/ или в последних.

Наиболее перспективны, с точки зрения размеров жил и качества нефрита, зоны контакта серпентинита с кварц-цоизит-диопсидовой породой /диафторированными родингитами/. Нефриты приурочены к тем участкам дайки, где родингитизация проявлена в большей степени. Для этих участков характерно появление жилок крупно­кристаллического цоизита. Протяженность тел и даек родинги тизированных габброидов статистически увеличивает вероятность обнаружения нефритовых жил. Чаще всего последние приурочены к изгибам даек, которые являются структурными ловушками.

Для второго  геолого-промышленного типа в связи с недостаточной геологической информацией роль глубинных разломов в размещении месторождений не ясна. Однако наличие в нефри тоносных районах разйовозрастных магматических комплексов свидетельствует в пользу того, что месторождения нефрита и здесь располагаются в тектонически активных зонах.

Структурами, контролирующими размещение нефритовых месторождений, являются зоны повышенной трещиноватости в диабазах /Люшей, Китай/ или в кристаллических сланцах /Карала, Канакан, Китай; Лонг-Кряк, шт.Вайоминг, США/. Структурами локализации нефритовых тел служат зоны контактов роговообманково-авгитовых образований /ксенолиты, дайки — ?/ с диабазами, гнейсами и т.д. При этом нефритовые тела располагаются в роговообманковой породе или в ее экзоконтакте.

Таким образом, региональными структурами, контролирующими развитие нефритоносных альпинотипных гипербазитовых поясов, являются зоны сочленения сложно дислоцированных геосинклинальных толщ с заключенными в них жесткими глыбами /срединными массивами/, а массивов гипербазитов /в пределах пояса/ — узлы пересечения глубинных разломов. При этом для массивов характерно залегание в ядрах крупных антиклинальных структур.

К локальным структурам размещения месторождений и нефритовых жил в их пределах относятся соответственно трещинные зоны и зоны контактов чужеродных пород.

Литологические  и метасоматические предпосылки

Литологический контроль проявляется в размещении  месторождений нефрита в породах определенного петрохимического состава. Как уже указывалось выше, месторождения первого геолого-промышленного типа всегда связаны с серпентинитами или серпентинизированными гипербазитами дунит-гарцбургитовой

формации. Месторождения второго типа приурочены к породам  основного состава, представленными в одних случаях авгитовыми, уралитовыми и авгит-волластонитовыми сланцами, развитыми по диабазам /Китай, Люшей/, а в других — роговообманковыми, роговообманково-полевошпатовыми и роговообманково-авгитовыми сланцами, включенными в слюдяные сланцы, гнейсы /Китай, копи Канакан, Карала и др.; США, шт.Вайоминг, Лонг-Крик/.

Мало изученным, но, по-видимому, также имеющим существенное значение является вопрос влияния на нефритоносность состава пород, вмещающих гипербазитовые массивы. Например, боковые породы могут служить источником кальция для образования нефрита. Известно, что большинство нефритоносных гипербазитовых массивов залегает среди вулканогенно-осадочных и осадочных пород, среди которых, наряду с алюмосиликатными разностями, широко распространены обогащенные кальцием вулканогенные и терригенные породы основного состава и известняки /СССР; США, шт.Калифорния; Новая Зеландия и др./. Вмещающие породы здесь претерпели метаморфические изменения фации зеленых сланцев.

При изучении нефритоносных гипербазитов всегда обращает на себя внимание проявление в них метасоматических процессов. В первую очередь это относится к интенсивным преобразованиям всех пород /даек, ксенолитов/, включенных в серпентиниты. Эти изменения выражаются в основном в соссюритизации, хлоритизации и альбитизации, а также в образовании рояингитов и альбититов. В последнем случае метасоматические изменения столь глубоки, что первичная природа исходных пород практически не устанавливается, и исследователи приходят иногда к диаметрально противоположным выводам.

Так, М.Ф.Шестопалов /1938/ при изучении нефритовых месторождений Восточного Саяна, считал, что исходными породами являлись ксенолиты вмещающих вулканогенно-терригенно-карбонатных пород и, в частности, что светлые аплитовидного облика альбититы  произошли из кварцитов и т.д. Ю.Н.Колесник /1966/ полагал, что родингиты и альбититы развиваются по дайкам основного состава и являются производными разных стадий одного процесса, а карбонатные породы, похожие на известняки, образуются в процессе серпентинизации гипербазитов. Р.С.Замалетдинов и И.С.Якшин /1971/ метасоматиты, включенные в серпентиниты, относят к измененным основным /родингиты/ и кислым /альбититы/ дайкам.

На зарубежных месторождениях также отмечается присутствие метаморфических образований, сопутствующи нефриту. На месторождениях округа Монтрей /шт.Калифорния, США/ наблюдается развитие в контактах серпентинитов и ксенолитов вмешающих пород /граувакков/ белой породы — родингита, состоящей из гидрогроссуляра с цоизитом, пренитом и пироксеном или гидрогроссуляра, пироксена и везувиана /Crippen, 1951/. В Силезии /Польша/ нефрит развивается в контакте серпентинита и "белой породы"пестрого и непостоянного минерального состава: альбит, роговая обманка, гранат, эпидот, цоизит, кварц,  пренит,, биотит, иногда серпентин /Гефлик, 1968/. Зэхс относит эту породу к измененному габбро, а Финк — к гранитоидам /Колесник, 1966/.

Помимо рассмотренных метасоматических образований, повсеместно сопутствующих нефриту, наблюдаются характерные метасоматические парагенетические ассоциации нефрита, зависящие от состава пород, по которым они развиваются. Так, при образовании нефрита в контакте серпентинита с родингитом или альбититом по серпентиниту развиваются тремолит, диопсид, тальк и карбонат. Кроме того, нефритовые жилы сопровождаются зоной повышенной карбонатизации и оталькования серпентинитов. Из геохимических факторов следует отметить повышение во вмещающих гипербазитах содержаний кальция и  титана.

Для нефрита, развивающегося по авгитовым и авгит-волластонитовым сланцам /Китай; шт.Вайоминг, США/, характерны сопутствующие минералы: тремолит, уралит, серпентин, волластонит, кальцит, пирит; а по роговообманковым сланцам — тальк /глинисто-тальковые образования/. Сходные ассоциации /тремолит, тальк/ возникают и в тех случаях, когда нефрит образуется по основным породам немагматического происхождения, например, по измененным в процессе катакластического метаморфизма грауваккам /округ Монтрей, шт.Калифорния, США/.

Несколько слов следует сказать и о графитизации. Происхождение графита в Оспинском массиве не находит однозначного решения. Одни исследователи графитизацию массива связывают с метаморфическими его преобразованиями /Колесник, 1966/, а другие — с процессом ассимиляции гипербазитами углистых сланцев, входящих в состав вмещающих массивы пород /Замалетдинов, Якшин, 1971/. Не вдаваясь в детальное рассмотрение этого вопроса, можно отметить, что графитизация, по-видимому, характерна для нефритоносных гипербазитов. Подтверждение этому можно наблюдать и на некоторых зарубежных месторождениях /Кальковский, 1906/.

Таким образом, для месторождений первого геолого-промышленного типа, связанных с гипербазитами, характерно залегание их в алюмосиликатных породах, обогащенных кальцием, и развитие минеральных ассоциаций, содержащих кальциевые силикаты: диопсид, гроссуляр /гидрогроссуляр/, пектолит, волластонит, везувиан и т.п. Для второго типа, связанного с метаморфическими породами основного состава типичны авгит, волластонят, уралит, роговая обманка. Значительно реже встречаются парагенезисы с магниевыми силикатами /серпентин, тальк/.

2. Поисковые признаки

К прямым признакам месторождений нефрита относятся находки нефрита в коренном залегании или рыхлых /делювиально-элювиальных и аллювиальных/ отложениях.

К косвенным признакам относятся:

-    для первого геолого-промышленного типа месторождений; развитие в нефритоносных гипербазитовых массивах родингитов, альбититов, тонковолокнистых диопсидятитов и т.п., в составе которых присутствуют высокотемпературные кальциевые силикаты — диопсид, гроссуляр /гидрогроссуляр/, волластонит, везувиан и др., а также осветление основных пород вблизи контакта с серпентинитами и тел перкристаллизованных нефритоподобных серпентинитов;

-    для второго типа месторождений: развитие в метаморфических породах основного состава авгита, уралита, волластонита, роговой обманки;

-    для обоих типов месторождений: наличие археологических находок изделий из нефрита, так как наиболее крупные нефритоносные провинции мира сопровождаются ареалами распространения изделий из этого камня.

IV. МЕТОДИКА ПОПУТНЫХ ПОИСКОВ И ПЕРСПЕКТИВНОЙОЦЕНКИ  ПРОЯВЛЕНИЙ НЕФРИТА

1. Проектирование и проведение попутных поисков.

Проявления нефрита могут быть выявлены попутно с геологической съемкой, а также при поисковых и разведочных работах на различные виды полезных ископаемых, особенно связанных с гипербазитами: хромита, асбеста, талька и т.п.. Для этого при проектировании геологосъемочных и геологоразведочных работ должны быть намечены потенциально нефритоносные площади с благоприятной геологической обстановкой — области развития гипербазитов дунит-гарцбургитовой формации /комплекс альпинотипных гипербазитов/, сопровождающиеся проявлением основного и кислого магматизма в особенности по зонам трещиноватости и дробления серпентинитов. При дешифрировании аэрофотоснимков масштаба 1:25000 и крупнее обращается внимание на выделение зон трещиноватости, крупных даек основных и кислых пород или их скоплений, а также блоков /ксенолитов/ вмещающих пород, фиксируются структурные "ловушки" — изгибы даек и контактов ксенолитов, участки осветления габброидов в контакте с серпентинитами, альбититы, родингиты и т.п.

В процессе проведения полевых работ по основному геологическому заданию на площадях, потенциально перспективных на нефрит, уделяется особое внимание обследованию зон трещиноватости серпентинитов, в пределах которых развиваются интенсивные процессы метасоматического преобразования пород, выражающиеся в карбонатизации и отальковании серпентинитов, появлении зон /участков/ нефритоподобных метасоматических серпентинитов, а также в развитии кварц-цоизит-диопсидовых метасоматитов, родингитов, альбититов, диопсидититов, тремолититов и т.п. метасоматических образований. При этом фиксируются все прямые признаки нахождения нефрита: валуны, глыбы, галька, обломки нефрита и коренные выходы.

Как уже отмечалось, россыпные месторождения нефрита имеют более широкое распространение, чем коренные. Поэтому при проведении попутных поисков особое внимание уделяется обследованию водотоков, пересекающих перспективные гипербазитовые массивы, и изучению аллювиального материала русла рек, стариц, кос, островов и надпойменных террас. При этом, в первую очередь обращается внимание на наличие валунного материала, который обычно хорошо просматривается и доступен для наблюдений. Однако следует учитывать, что нефрит в валунах имеет большое сходство с серпентинитом. Отличить нефрит от серпентинита, в первую очередь, можно по различию в твердости /стальной нож или лезвие оставляет на серпентините черту/ и вязкости /серпентинит легко раскалывается молотком/, по отсутствию корочек выветривания /на валунах нефрита, и особенно высококачественного, всегда отсутствует растительность — мхи, лишайники и т.п./, по наличию звездчатых тремолитовых выделений и прозрачных областей в нефрите, по приятным зеленым тонам окраски особенно в смоченных водой образцах /у серпентинита преобладают сероватые тона/. Для более точной диагностики можно определить показатели преломления /у амфиболов, слагающих нефрит, они всегда выше, чем у серпентина/, потери при прокаливании, которые для первого составляют около 2%, а для второго — около 10%. В некоторых случаях отличия нефрита от серпентинита могут быть окончательно установлены лишь рентгеноструктурным методом.

В районах развития ледниковой деятельности изучается состав валунов  и гальки в ледниковых отложениях. Обнаруженные валуны нефрита фиксируются на местности, наносятся на геологические планы и, как самостоятельные объекты /препарированные и к тому же естественно обогащенные нефритовые жилы/, передаются курирующей экспедиции по акту в соответствии с "Инструкцией по проведению попутных поисков месторождений цветных камней", утвержденной Министерством геологии СССР (Инструкция).

На участках, где обнаружены прямые признаки нефрита, проводятся дополнительные исследования — сгущаются маршруты для прослеживания зон контактов серпентинитов с инородными телами и для выявления новых проявлений нефрита по высыпкам обломков и глыб. Наиболее перспективные участки контактов вскрываются легкими горными выработками /расчистками, закопушками, канавами и т.п./ с целью обнаружения нефритовых тел и их предварительного опробования. Расстояния между выработками на этой стадии работ не регламентируются. На плохо обнаженных площадях поисковые канавы и закопушки проходятся обычно через 20-25 м, что, как правило, обеспечивает надежное прослеживание нефритоносных зон первого геолого-промышленного типа. Для второго типа рекомендовать какие-либо расстояния между выработками не представляется возможным.

Все нефритовые тела, выявленные в процессе попутных поисков, опробуются. Способ опробования штуфной. Штуфы размером не менее 50x30x30 мм отбираются раздельно из каждого проявления /нефритового тела/. В случае, если в одном теле встречаются несколько разновидностей нефрита, штуфы отбираются из каждой разновидности

Пробы из валунно-галечниковых отложений составляются из галек, характеризующих основные цветовые разновидности. Пробы из крупных валунов не отбираются, а качество нефрита в них определяется приблизительно по данным внешнего осмотра /красивый цвет, наличие прозрачных участков, монолитность и т.д./. Все пробы /штуфы/ документируются и направляются на исследования в соответствии с "Инструкцией по проведению попутных поисков месторождений цветных камней."

2. Принципы перспективной оценки проявлений и площадей

Для оценки перспективности обнаруженных проявлений нефрита необходимо установить:

- качество камня;

- степень развития нефритовой минерализации и масштабы проявления.

Качество камня определяется по пробам; в результате его обработки устанавливается соответствие камня отраслевому стандарту, сортность и в необходимых случаях технологические свойства. Главными параметрами качества нефрита является яркость и равномерность  тонов окраски, блочность, отсутствие обильных включений посторонних минералов и т.п. Следует отметить, что на первом этапе изучения проявления, когда объемы проведенных горных работ невелики, пробы могут быть представлены трещиноватым, мелкоблочным нефритом с включениями посторонних минералов. Но это не исключает возможности обнаружения при более детальном изучении объекта более качественного сырья и не дает основания, для отрицательной оценки проявления.

Об интенсивности и масштабах развития нефритовой минерализации можно судить по числу и размерам нефритовых тел, выявленных в пределах рудоконтролирующей структуры /зоны контактов разнородных пород/.

После проведения попутных поисков производится оценка перспектив нефритоносности обследованного района, которая в первую очередь учитывает наличие на площади проявлений нефрита и степень их перспективности, а также благоприятных геологических условий и косвенных признаков нефритоносности, К наиболее перспективным должны быть отнесены площади, на которых обнаружены проявления /тела/ с нефритом хорошего качества. В качестве дополнительных критериев оценки могут быть использованы данные о развитии метасоматических образований в зонах трещиноватости, ультраосновных и др. породах с минеральными ассоциациями, сопутствующими нефриту /диопсид, гроссуляр, волластонит, уралит и др./.

Все обнаруженные проявления нефрита наносятся на геологические карты и передаются по акту курирующей организации в соответствии с "Инструкцией по проведению попутных поисков месторождений цветных камней".

ЛИТЕРАТУРА

1. БАРСАНОВ Г.П. Разность серпентина — "нефритоид" и вопросы его генезиса. Тр.ин-та геохим., кристаллогр. и минерал, серия минерал., вып.2, 1933.

2. БЕК В.В., МУШКЕТОВ И.В. Нефрит и его месторождения — "Горный журнал", 1882, т.2, №8.

3. БОГДАНОВИЧ К.И. Местонахождения нефрита в Куэнь-Луне, Зап. Императ. СПб. минерал. об-ва", ч.29, вторая серия, 1892.

4. ГЕФЛИК В. Минералогия и генезис нефрита из Иорданова /Н.Силезия, Польша/. Зап. ВМО", вып.97, №1, 1968

5. ГРАНИНА А.Н. К вопросу об использовании нефрита и истории его открытия на территории Бурятии, В кн. "Геология и полезные ископаемые Бурятии". Тр. Бурят. компл. ин-та, серия геол., вып.7, Улан-Удэ, 1961.

6. ЗАМАЛЕТДИНОВ Р.С., ЯКШИН И.С. Геологические особенности и условия формирования Восточно-Саянских месторождений нефрита. "Разведка и охрана недр", №8, 1971.

7. КНИППЕР А.Л. Тектоническое положение пород гипербазитовой формации в геосинклинальных областях и некоторые проблемы инициального магматизма. В кн. "Проблемы связи тектоники  и магматизма". М. 1967.

8. КОЛЕСНИК Ю.Н. Взаимоотношения и генезис жильных метасоматических пород Оспинского ультраосновного массива Тез. докл. на III Всесоюз.петрограф.совещ. Новосибирск, 1963

9. КОЛЕСНИК Ю.Н. Метасоматическая зональность в одном из нефритовых, месторождений Восточного Саяна. Докл. АН СССР, 1962, т.147, №5

10. КОЛЕСНИК Ю.Н. Минералогия и генезис нефрита из Восточного Саяна. В кн. "Сборник по генетической и экспериментальной минералогии", вып.2., Новосибирск, 1964.

11. КОЛЕСНИК Ю.Н. Минералогия и генезис нефритов Сибири. В кн. "Доклады советских геологов на ХХII Международном геологическом конгрессе", пробл.13, М. 1964

12. КОЛЕСНИК Ю.Н. Нефриты Сибири. АН СССР СО,"Наука", Новосибирск, 1966, 149 стр.

13. КОЛЕСНИК Ю.Н. О кристаллохимических особенностях нефрита. "Геология и геофизика", 1964, №3.

14. ЛОДОЧНИКОВ В.Н, Серпентины и серпентиниты Ильчирские и другие и петрологические вопросы, с ними связанные. "Тр.ЦНИГРИ", вып.38 ОНТИ М.-Л. 1936

15. МАМУРОВСКИЙ А.А. Месторождение нефрита на г.Бикиляр. Изд-во ин-та "Lithogea", вып.5, М. 1891

16. МЕРЕНКОВ Б.Я. Драгоценные, технические и поделочные камни. ОНТИ НКТП СССР. М-Л. 1936

17. МУШКЕТОВ  И.В. Заметка о нефрите и жадеите с Восточного Памира. Изв. Имп.русского геогр.о-ва, т.25, вып.6, СПб, 1889, стр. 454-467.

18. ПИНУС Г.В., КОЛЕСНИК Ю.Н. Альпинотипные гипербазиты юга Сибири. Л. "Наука". 1966

19. ПОЛОВИНКИНА Ю.Ир. Структуры и текстуры изверженных метаморфических горных пород, часть 1. Словарь терминов. М, "Недра". 1966

20. СОЛОНЕНКО В.П. Цветные и поделочные камни Восточной Сибири. "Тр.Ирк.ГУ им. А.А.Жаанова. серия геол". т.ХIV, вып.4, Иркутск, 1959.

21. ШЕСТОПАЛОВ М.Ф. Новые месторождения нефрита в Восточном Саяне. "Тр.ЦНИЛКС. Сборник работ по самоцветам", вып.5, М-Л. 1938, стр.71-105.

22. ЯКШИН И.С., ЗАМАЛЕТДИНОВ Р.С., СУТУРИН А.Н. Состав и структуры нефритов Восточного Саяка. В кн. "Вопросы геологии Сибири". Томск, 1971.

23. Инструкция по проведению попутных поисков месторождений цветных камней. М. 1973

24. СУТУРИН А.Н., ЗАМАЛЕТДИНОВ Р.С., БУРМАКИНА Г.В. Типы месторождений нефрита и критерии нефритоносности гипербазитовых массивов. Сб. "Месторождения неметаллических полезных ископаемых, связанных с гипербазитами" ВСЕГЕИ, Л., 1974.

25. BARBER R.I. The Nature of jade. Gems and Gemmology, 1954, v.8, part I-summer, №2; part II-fall, №3

26. BUTLER B.C.M. An occurence of nephrite-jade in West

Pakistan. mineraEoaicag Maaazine and Journal of the Miner, society, 1963, v.33, №260-261, London

27. CHESTERMAN C.W. Nephrite in Marin Countn, California. Californla Depart. Mat. Resources, Biv Mines, Sp.Rep. 10-В, 1951

28. COBB H.S. The Long Creek Jade deposit, Mineralogist, 1949, v.17, №1.

29. CRIPPEN R.A. Nephrite jade and associated rocks of the cape San Martin region, Monterey County, California. Calif., Div. mines, Sp. Rep. 10-A, 1951.

30. EVANS J.H. Nephrite jade in Mariposa County. Min, Inform.Surv., Calif., Div. mines and Geol, 1966, v.19, №9

31. GOSSE R.C. The jade of Wyoming. Rocks and Minerals 1962, v.37, №5-6

32. Jade fields of B.C. Visited, mineralogist. 1958, v.26, №1

33. KALKOWSKY E. Geologie des Nephrites in sudlichen Ligurien. Zeit. s chrift. der Deutsch. Geol. Gess, 1906, Bd.58, Berlin.

34. KEHOE J.J. Wyoming jade-notes and news. Mineralogist, 1957, v.22, №4.

35. KORNITZER L. Jade, a personal note. Minralogist,1954, v.22, №11.

36. STEINMAN G. Eine Enstehund des Nephrits in Ligurien und die Schwellungs metamorphose. Sitzung. der nied Gess. fur Natur and Heilkunde, 1908, Sitz Bd 13 (Jan).

37. STOKES R.B. New British Columbia Jade localite. Gems and Minerals, 1963, №307.